Александр Данилин: "Полвека в реставрации"

Союз Реставраторов России

Общероссийская общественная
организация, объединяющая профессионалов
в области реставрации

МЕНЮ

Союз в лицах

Александр Данилин: "Полвека в реставрации"

Александр Данилин: "Полвека в реставрации"

Александр Викторович Данилин, почетный строитель Госстроя, заслуженный строитель РФ, академик Академии архитектурного наследия, почетный член Союза реставраторов России, кандидат экономических наук. Награжден правительственными и церковными наградами. Он руководил реставрацией таких объектов как Московский Кремль, здание МГУ на Воробьевых горах, музей-усадьба "Останкино", здание Института скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, ансамбль Новодевичьего монастыря. Участвовал он и в восстановлении Храма Христа Спасителя. Стаж работы Александра Викторовича 47 лет. За этот огромный срок на его счету 104 завершенных объекта. А ведь вся его жизнь могла сложиться совершенно иначе, ведь в юности Александр Викторович мечтал стать телевизионным мастером.

- Как же получилось, что вы, все-таки, выбрали профессию реставратора?

- Мне просто повезло в жизни. До армии я действительно мечтал работать телевизионным мастером. В армии служил в ракетных войсках. Но до этого я закончил художественно-ремесленное училище, специализировался по мебели и потом меня распределили на работу в «Институт мебели». Работал там до армии. Участвовал в работе по созданию образцов той самой мебели, которая стояла в каждом доме в 60-х годах прошлого века. Это была мебель в стиле конструктивизма. Когда вернулся из армии, если честно, недели две-три ходил по Москве и просто любовался. Служил я в Питере. Прекраснейший город, но Москва..... Она другая. Я пешком ходил от Киевской до Красной площади. Тогда только построили Новый Арбат. И я видел эту череду эпох – Киевский вокзал - начало 20 века, потом Бородинский мост по старому Арбату до Кремля. Смотрел на эти стены, часовых у Вечного огня и сердце ёкало, тянуло меня туда. У меня сосед был реставратор-чеканщик, он и предложил мне поехать с ним на Фили посмотреть, как работает Михаил Васильевич Ворносков, знаменитый резчик по дереву, представитель целой школы резчиков Ворносковых. Он там реставрировал иконостас церкви Покрова на Филях. Удивительное произведение нарышкинского барокко.

- Вас заинтересовала эта работа?

- Мне настолько понравилось, как дядя Миша, я его так называл, резал иконостас, дополнял утраты. Потом я видел, как там работали позолотчики. Посмотрел и понял, что я хочу этим заниматься. Загорелся. Я поступил в МИСИ на вечернее отделение градостроительного факультета. И работать пошел в мастерскую ВПНРК – Всесоюзный производственный научно-реставрационный комбинат. Это было в 1969 году. Эти мастерские находились на территории Новоспасского монастыря. Там я проработал 24 года и был там сначала рабочим, потом бригадиром, мастером, прорабом, главным инженером объединения. Начал работу я под руководством Валентина Владимировича Шиффера. Уникальный был человек. По образованию киномеханик, он был великолепным организатором и моим учителем. Он и сказал мне тогда: «Давай парень, учись, двигайся вперед» и когда я закончил институт я уже был прорабом.

- Опыт такой работы вам пригодился в дальнейшем?

- Да, конечно. Это была уникальная мастерская. Там работали мастера 56 профессий. Там были ткацкий цех, столярный цех, реставрация мебели, литье, гальваника, кузница, чеканка, позолота, хрустальный цех, керамический цех. Это все на глазах росло. Валентин Владимирович подбирал людей, которые по-настоящему «заболели» своей профессией. Через какое-то время я стал его заместителем. Я реставрировал мебель для усадьбы Кусково, для Литературного музея, музея Чехова в Ялте. В Спасском-Лутовиново, музее усадьбе И.С.Тургенева реставрировали резные наличники, двери, балясины. Это не с чем не сравнимое удовольствие. Ну а когда я закончил институт, сначала возглавил цех по реставрации мебели, затем стал заместителем Валентина Владимировича. В процессе работы я знакомился с уникальными специалистами, вникал во все особенности совершенно разных производственных процессов. К реставрации объектов нужно подходить комплексно. Конечно это бесценный опыт.

- То есть, несмотря на любовь к работе руками вы, все же, стремились получать образование?

- Я всю жизнь учился. Получал те знания, которые были мне необходимы для работы, ну и для карьерного роста. После развала Советского Союза я организовал частную фирму, и мы занимались реставрацией Иосифо-Волоколамского монастыря. В 1991 году была создана научно производственная фирма «Ресма» эта фирма принимал участие в реставрации Московского Кремля, Третьяковской галереи, восстановлении Храма Христа Спасителя, а 2001 была организована реставрационно-строительная компания «РесДан». Среди наших объектов и Новодевичий монастырь, и Дом Пашкова, и здания на территории институт скорой помощи Склифосовского.

- Лично для вас какой объект самый значимый, любимый, предмет особой гордости?

- Конечно Московский Кремль. Многие реставраторы могут сказать, что они работали в Кремле на различных объектах в разное время, но в моей жизни он занял какое-то особое место, большую часть моей жизни. Впервые я работал там в 1972 году. Моя бригада очистила Спасские ворота от дегтя, который они были окрашены. Привели в порядок. Сделал это за 7 дней. Бригада, 8 человек, работал с утра до вечера. Это была моя первая работа в Кремле. В знак благодарности, человек, который все это курировал, отвел нас в Алмазный фонд. С 1996 по 2000 год мы работали на стенах Кремля и сделали весь периметр. Мы участвовали в реставрации первого корпуса, четырнадцатого, Арсенала, всех соборов. Делали кабинет Ельцина и Екатерининский зал, где сейчас вручают награды. Делали стены и башни. Тайницкий сад. Всего 53 объекта. За эту работу мы получили на фирму 300 медалей и 10 званий «Заслуженный строитель».

- Случались ли открытия, в вашей работе?

- Конечно. Когда мы реставрировали церковь Ильи Пророка на Ильинке и нашли там два предела от старого храма 15 века. Над порталом Склифа мы восстановили «Всевидящее око» которое там было раньше, но потом пропало. О нем мы случайно узнали по архивным документам. В 2003 году был разговор, что в Кремле на Спасской башне открыли иконы. Но открыли то их не в 2003 году. Это мы, работая там в 1996 году, обнаружили за кладкой эти иконы, когда делали вычинку стен и башен. Поскольку был уже октябрь, отрывать их уже не стали и законсервировали. Эти иконы сильно пострадали, когда в 1918 году обстреливали Кремль.

- В чем суть работы реставратора по-вашему?

- Реставраторы — это врачи. Мы видим заболевание памятника, устанавливаем причину, разрабатываем стратегию лечения, составляем схему, решаем каких специалистов привлечем, какие материалы будем использовать. И приступаем. Вот мокнет памятник, фрески мокнут, значит сосет из земли и нужно сделать гидроизоляцию основания. Реставрация — это комплексный подход. Как хирург должен знать и терапию, и урологию, и все остальное. Не все подробно, но он должен знать основные принципы и, если нужно знать каких специалистов пригласить. Поэтому с объектом работает целый авторский коллектив.

- Передает свой опыт ученикам?

- Я в Институте Искусства Реставрации читаю курс «Экономики и организации управления реставрационным производством». А в Русской академии ремесел читаю лекции по реставрации мебели. Мое дело – то, что я знаю отдать людям, через обучение студентов.


Возврат к списку